Поиск ипотечных ставок

Календарь

< Декабрь 2011 >
П В С Ч П С В
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 29 30 31  

Партнеры

Финансовые новости

Капуста в кармане

На сегодняшний день существует уникальный метод получения кредита - это онлайн-сервисы. Быстро, не выходя из дома. Капуста у кишені сервис, который поможет получить необходимые средства за считанные минуты.Кредит предоставляется от 2500 гривен. Комис...

Читать полностью
Среда, 28 Декабрь 2011


Четверг 29 Декабрь 2011

Об особенностях рынка негосударственного высшего образования
29.12.11 04:32

В России действует около 450 негосударственных вузов. Именно по ним, в первую очередь, ударили кризис и демографический спад – абитуриентов стало значительно меньше. Об особенностях рынка негосударственного высшего образования в интервью РИА Новости говорит вице-президент Национального союза негосударственных вузов, ректор Национального института бизнеса Сергей Плаксий.

- Сергей Иванович, уже сегодня в некоторых регионах количество бюджетных мест в вузах превышает количество выпускников. Как рынок негосударственных вузов отреагирует на «демографическую яму»?

- Будет сокращаться. До каких объемов – прогнозы разные. Есть данные, что уже к 2012-2013 годам у нас будет всего лишь 4 миллиона студентов. На мой взгляд, к 2013 году можно ожидать спада до 5,5 миллионов (сейчас студентов около 7 миллионов). Конечно, в этой ситуации сокращение числа вузов неминуемо. В ближайшие пять лет количество государственных вузов может уменьшиться в 1,5-2 раза, негосударственных – в 4-5 раз. Сказывается и кризис: не многие готовы платить за высшее образование. Еще один негативный в данном случае фактор – многолетняя отрицательная публичная оценка работы негосударственных вузов, в том числе ректорами ведущих государственных вузов.

- В чем причины критики? Ведь частные школы у нас, к примеру, считаются престижными. Почему частные вузы не таковы?

- Когда говорят о низком уровне обучения в негосударственных вузах, вместе с водой, как говорится, выплескивают ребенка.

Есть, конечно, объективные причины для подобной оценки. В начале 1990-х был не удовлетворен спрос на высшее образование, «отложенный» еще с советских времен. В то же время у людей появилась возможность оплачивать обучение. Государственные вузы действовали в этом отношении негибко. Тогда и стали появляться негосударственные учебные заведения. И их было создано больше, чем необходимо сейчас.

На мой взгляд, можно выделить три категории негосударственных вузов. Первая – сильные учебные заведения, и их немного, всего 50-60. Вторая категория – вполне достойные учебные заведения, таких около 100. И есть еще около 300 слабых вузов. Первую и вторую группу отличает хороший уровень преподавания, они уверенно могут конкурировать с государственными вузами.

Вообще вузы надо делить не на государственные и негосударственные, а на сильные и слабые, как это делают за рубежом, где у негосударственных учебных заведения сильные позиции и репутация. Для всех учебных заведений должны быть одни и те же «правила игры». Ведь не секрет: среди государственных вузов есть «дутые» и даже в ведущих московских вузах есть слабые факультеты.

Что касается сравнения со школами, то проблема заключается в более сильной конкуренции на рынке высшего образования. Негосударственные вузы занимают около 13-14% рынка высшего образования. Частных школ в аналогичной пропорции гораздо меньше, к тому же государственным школам они не конкуренты. Негосударственные и государственные вузы работают на одном поле – у них идет борьба за абитуриентов.

- Большинство негосударственных вузов готовят менеджеров, экономистов, юристов, которых, по словам экспертов, в стране и без того избыток. В результате молодые люди с «корочками» работают продавцами или превращаются в «офисный планктон».

- «Офисный планктон» – порождение не высшего образования, а структуры рынка труда.

Мы узко понимаем спрос на высшее образование – нам достаточно знать, работает человек по специальности или нет. А образование необходимо, прежде всего, для жизни, оно должно формировать личность, расширять кругозор, и лишь во вторую очередь давать специальные навыки, знания.

Чем больше людей в стране будут иметь высшее образование, тем для страны будет лучше. Чтобы экономика основывалась на знаниях, высшее образование должны иметь не менее 50-60% экономически активного населения. У нас оно есть только у 24% этой части населения.

О каком перепроизводстве экономистов можно говорить, когда, к примеру, среди главных бухгалтеров высшее образование – только у 30%. Или еще пример: должны ли воспитатели детских садов иметь высшее образование? Наверное, согласитесь, должны… А оно есть, в лучшем случае, у 20% воспитателей.

Не бывает перепроизводства знания, может быть просто некачественное образование.

- Ваш вуз ощутил на себе кризис и демографический спад? Как реагируете?

- Конечно, то и другое мы ощутили. В прошлом году студентов мы приняли на 30% меньше, чем ранее. Сокращение, прежде всего, произошло за счет поступающих на дневное отделение, выпускников школ. Мы делаем ставку на обучение взрослых. Усиливаем работу со студентами, качество подготовки - делается все возможное, чтобы студентам было комфортно в вузе. По опросам студентов, 80% из них узнали о нашем вузе и приняли решение о поступлении, услышав хорошие отзывы о нас от знакомых.

Read more


Среда 28 Декабрь 2011

Не дайте крыше уехать!
28.12.11 07:36

Тренинговые компании подсаживают клиентов на чувство эйфории.

Валерий Савченко,преподаватель психологии УЦ «Потенциал», собственник ГК «Эксперт»В 90-х гг. я стал соучредителем одного бизнеса. Директором компании и вторым совладельцем был другой человек. Назовем его N. Все складывалось удачно до тех пор, пока N, решив совершенствоваться, не записался на тренинг личностного роста, на котором ему внушили, что скоро бизнес пойдет в гору, а жизнь станет подкидывать замечательные возможности — надо лишь прислушиваться к своей интуиции. После обучения N отправился в командировку, чтобы рассмотреть предложения партнеров, но, к моему удивлению, заключил контракт с неизвестной фирмой, посчитав встречу с ее директором знаком судьбы. Рациональных причин у него не было — просто сработали установки тренинга. N поступил вопреки формуле «Ничего личного, только бизнес». Я пытался объяснить, что мы теряем партнеров и деньги — N стоял на своем. Мы поработали вместе еще какое-то время и расстались. Я вышел из состава учредителей, пожелав N удачи, однако у него началась черная полоса — финансовые проблемы в компании, затем — бытовые неурядицы. В короткий срок от адекватного удачливого менеджера не осталось ничего, тогда как преподаватель, заронивший вредные мысли в его голову, еще работает в одном из тренинговых центров.

Решаем проблемы оптомВ фильме, названия которого я не помню («Покровские ворота». — Прим. ред.), дедушка требовал от внука, игравшего на скрипке гаммы, чтобы тот старался. Мальчик отвечал, что старается изо всех сил, однако дедушка гнул свое, говоря: «Старайся больше!»Дедушка был прав. Чтобы достичь успеха — не мимолетного, как выигрыш в казино, а настоящего, требующего мобилизации сил — физических и интеллектуальных, человеку приходится кропотливо, изо дня в день работать над собой, добиваясь, чтобы количество потраченных усилий переходило в новое качество. Но мы живем во времена потребительского бума, и стремление получить много и сразу распространяется не только на мир вещей. Люди уверены, что, заплатив деньги профессионалу, можно в одночасье решить проблемы, став успешнее, красивее и здоровее. Это заблуждение культивируют тренинговые компании, предлагающие своим клиентам простые решения. Иногда слишком простые — волшебную таблетку от всех напастей.На тренингах, которые не без основания называют сектантскими, чудо-пилюлей становится всплеск эндорфинов. Людей вводят в транс через переживание событий прошлого. Провоцируя состояние эйфории — выброс гормонов счастья, тренеры выбивают человека из привычной колеи, чтобы он взглянул на себя со стороны и убедился, как плохо и неправильно живет. Развивая качества, востребованные в бизнесе, сектанты не утруждают себя работой со структурой личности в целом. И проблемы, унесенные волной эйфории, возвращаются. Срабатывает эффект маятника — чем сильнее человек отклонится от своего нормального состояния, даже в положительном направлении, тем сильнее качнется затем в противоположную сторону, погружаясь в депрессию, из которой его смогут вывести только люди в белых халатах.

Сделай самВ идеале, задача тренера — адаптировать человека к реалиям жизни, активизировав его собственные внутренние резервы. Но «эндорфинозависимый» начинает воспринимать реальный мир как враждебную среду, а тренера — как спасителя. И всякий раз, попадая в проблемную ситуацию, уже не пытается найти решение, а вновь обращается к тренеру за помощью. Необходимо предостеречь людей от этого.Есть несколько признаков того, что вы попали к сектантам.1. Поначалу вас приглашают на ознакомительную встречу, на которой выпуск-ники курса рассказывают, как им удалось найти свое настоящее призвание (после тренингов многие меняют работу).2. Вам обещают решение всех проблем сразу.3. Тренинг состоит из нескольких ступеней (обычно — из основной, продвинутой и лидерской).4. С вас берут расписку о неразглашении полученной информации.5. Программу тренинга нередко держат в секрете, объясняя такой подход формулой «Это надо пережить».6. Вас убеждают привести на тренинг своих знакомых.Если присутствуют хотя бы три из шести признаков, будьте настороже — вас втягивают в сомнительное предприятие. И наконец, чтобы не стать жертвой тренеров, выдающих свою некомпетентность за инновационные методики, поинтересуйтесь, есть ли у компании лицензия на образовательную деятельность, как долго она работает на рынке и что думают о ее методах коллеги по цеху. Ибо эксперименты над собственной психикой — вещь опасная.

К тренингам личностного роста люди относятся по-разному. Я смотрю на эту ситуацию философски. Знаю и тех, кому тренинги помогли выстроить карьеру, и тех, кто не вынес для себя ничего нового. Соотношение — примерно 20% на 80%. И если вы опросите участников той и другой группы, то получите противоположные мнения. Давайте будем считать, что каждый пятый участник, которому тренер помог найти себя, — человек с активной жизненной позицией. Такие люди не нуждаются в постоянной опеке и по большому счету могут обойтись без тренинга личностного роста. Разумная альтернатива всегда существует.С теми 80%, которым тренинги не помогают, сложнее. Если они просто не сумели воплотить в жизнь полученные установки, это еще полбеды. Но случай с г-ном N, у которого «уехала крыша», — тревожный сигнал о том, что не каждый человек готов к психологическим экспериментам над собой. И этого вполне достаточно, чтобы прийти к выводу — подобные тренинги проводить не следует, ибо принцип «не навреди» применим и в этой сфере. Откажутся ли организаторы тренингов личностного роста от заработка, если мы им скажем, что последствия могут быть непредсказуемыми? Вряд ли. Значит ли это, что ситуация неразрешима? Наверное, нет. Просто должно пройти время, пока люди, воспитанные на сказках о добрых волшебниках, поймут, что чудеса бывают только в кино. А пока они не готовы брать на себя ответственность за собственную жизнь. Разумеется, будут существовать и «плохие» тренинговые компании, и не оправдавшие ожиданий участники. Сказка — ложь, хотя верить в нее хочется всем. Даже мне.

Галина Кузьмина, генеральный директор компании «Брайт-оптикс»:

Read more

Подробнее

Поиск выгодных кредитов

Архив новостей

Яндекс.Метрика